Назад

СТАТЬЯ ПОСЛА С.А.БАЗДНИКИНА «НЕСКОЛЬКО СЛОВ О КОНФЛИКТЕ В ДОНБАССЕ», ГАЗЕТА «НОВА МАКЕДОНИЯ», 5 ДЕКАБРЯ 2020 ГОДА

Вооружённое противостояние в Донбассе не утихает седьмой год. Всё это время украинская сторона пытается возложить ответственность за него на Россию, несмотря на, казалось бы, широко известное – именно Киев после состоявшегося в феврале 2014 года госпереворота развязал конфликт, применив военную силу против собственных граждан.

В результате погибли, по оценке ООН, более 13 тысяч человек. На линии соприкосновения то и дело слышны выстрелы, проливается кровь. По данным развёрнутой на Украине Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ, с января 2017 г. по сентябрь 2020 г. с обеих сторон в результате обстрелов и подрывов на минах погиб 161 мирный житель, 785 человек ранены, среди пострадавших – 100 детей. Огромный регион, охватывающий Донецкую и Луганскую Республики, продолжает жить в суровых условиях социально-экономической и транспортной блокады.

Шесть с половиной лет помочь восстановлению мира на востоке Украины пытается международное сообщество. Хотя в эти усилия вовлечены ведущие европейские государства, в полной мере стабилизировать обстановку в Донбассе не удаётся. Высказываются разные мнения о том, почему процесс урегулирования столь тяжёл и всё чаще развивается в духе известного выражения «шаг вперёд, два шага назад».

Для России ответ на этот вопрос очевиден. В то же время хотели бы дать возможность сделать свои выводы и македонской общественности. Для этого обратимся к итогам Парижского саммита в «нормандском формате», тем более что через несколько дней – 9 декабря – исполняется год со дня его проведения.

На той встрече лидеры России, Германии, Украины и Франции согласовали семь конкретных шагов по нормализации ситуации в зоне конфликта. Предполагалось, что они будут выполнены к апрелю 2020 года. На сегодняшний день реализованы только два из них, да и то частично.

Во-первых, Киев и Донбасс начали обмен удерживаемых лиц, благодаря которому домой смогли вернуться 234 человека. Однако украинская сторона не до конца выполнила свои обязательства: с некоторых из освобождённых так и не были сняты обвинения и судимости. Пока продолжить такую практику не получается.

Во-вторых, в июле этого года одобрены меры по усилению режима прекращения огня. Речь идёт о запрете на наступательные действия, разведывательно-диверсионные операции, использование летательных аппаратов и применение любого вида огня. В целом эти договоренности соблюдаются, хотя и не на 100%: за период с августа по октябрь 2020 г. СММ ОБСЕ зафиксировала порядка 1600 выстрелов.

Остальные пять решений Парижского саммита по-прежнему остаются на бумаге, и ответственность за это лежит на Украине. О чём же идет речь?

В Киеве продолжают уклоняться от прямого диалога с представителями Донецка и Луганска, в том числе от согласования с ними правовых аспектов особого статуса Донбасса с дальнейшим его закреплением в конституции страны. Вместо этого украинские власти ведут, по сути, карательную – по их терминологии, «антитеррористическую» – операцию против собственного населения.

В украинском законодательстве до сих пор не закреплена т.н. «формула Штайнмайера» (предложенная президентом Германии Ф.В.Штайнмайером в его бытность министром иностранных дел), предусматривающая вступление в силу закона об особом статусе Донбасса в день проведения там местных выборов.

Из-за позиции Киева не удаётся согласовать новые участки разведения сил и средств на линии соприкосновения и участки разминирования.

Не открыты новые пункты пропуска на линии соприкосновения в Луганской области.

Негативную роль сыграло решение Верховной Рады (парламента) Украины об организации местных выборов 25 октября: оно фактически заблокировало работу Контактной группы – рабочего органа для решения вопросов по урегулированию конфликта. Голосование было назначено на всей территории страны, за исключением Донецкой и Луганской областей, где выборы будут разрешены только после восстановления полного контроля Киева над Донбассом. Это в корне противоречит ключевому документу по внутриукраинскому урегулированию – подписанному в феврале 2015 г. «Комплексу мер по выполнению Минских соглашений», впоследствии одобренному резолюцией Совета Безопасности ООН. В ответ Донецк и Луганск отказались осуждать какие-либо другие вопросы, пока это решение не будет отменено.

Таким образом, саботирование Минских соглашений, начавшееся, по сути, сразу же после их подписания, обретает всё более угрожающие масштабы. Официальные лица на Украине открыто называют закреплённый порядок политического урегулирования «ошибочным», а значит, необязательным к выполнению. Наибольшее раздражение Киева вызывает положение «Комплекса мер», согласно которому восстановление украинского контроля над границей с Россией является самым последним этапом после введения в действие особого статуса Донбасса и проведения там выборов в местные органы власти.

На недавнем заседании Контактной группы украинская сторона в качестве альтернативы действующим договорённостям представила собственный «план совместных действий», полностью перечёркивающий дух и букву Минских соглашений и представляющий попытку их переписать. По словам главы украинской делегации, Киев не намерен закреплять особый статус Донбасса в основном законе страны. Такой подход ставит под вопрос саму перспективу разрешения кризиса.

Постоянная критика киевскими политиками «Комплекса мер», искусственное принижение значения Контактной группы при возвышении роли «нормандского формата», регулярные выпады в адрес России как «стороны конфликта» и «государства-агрессора», разумеется, крайне неблагоприятно сказываются на процессе урегулирования. Не способствует ему и продолжающаяся дискриминационная политика Киева в отношении русских и русскоязычных граждан Украины, которая нарушает целый ряд международных документов, включая Конвенцию ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования, Европейскую хартию региональных языков, заключения Венецианской комиссии Совета Европы, соответствующие обязательства ОБСЕ.

Ущемление миллионов людей по национальному и языковому признакам остаётся частью украинской повседневности. Но дело не только в этом – в стране продолжают восхвалять пособников фашизма, поощрять экстремистские и неонацистские проявления, оставляют безнаказанными виновников массового убийства противников «майдана» 2 мая 2014 г. в Одессе, из года в год, «последовательно», голосуют против резолюции Генассамблеи ООН о борьбе с героизацией нацизма (к слову, Украина – одна из двух стран, которые занимают такую позицию). Список примеров подобных действий выходит далеко за рамки данной статьи.

Разочаровывает, что наши коллеги по «нормандской четвёрке» –Германия и Франция – предпочитают «не замечать» откровенные попытки Киева подорвать одобренные Советом Безопасности ООН основы урегулирования в Донбассе. Напротив, даже хвалят украинские власти за «успешное» выполнение решений парижского саммита, поощряя тем самым такой безответственный подход и подкрепляя ощущение вседозволенности. Все мы помним историю и хорошо знаем, к чему это может привести.

Полагаем, что налицо сознательный подрыв украинской стороной любых мирных инициатив. И пока осуществляемая Киевом линия будет пользоваться поддержкой, тлеющий конфликт на востоке страны погасить не удастся.

Среднее (0 Голоса)